Mar. 26th, 2017

tal_gilas: (большая кружка)
Помните, у Толстого есть такой нравоучительный детский рассказ про сливовую косточку? Кстати, а что это за семья, по-вашему? Крестьянская (учитывая "горницу")? Дворянская? Интересно, что иллюстраций к этому рассказу с крестьянской семьей я не нашел - везде семья, как минимум, интеллигентная, гляньте, кому интересно.
И, в общем, это логично, потому что сам принцип, пожалуй, отчетливо не простонародный. Хотя в крестьянских семьях, разумеется, были свои, весьма четкие, правила по отношению к еде, к порядку, к тому, что и в какой очередности дозволено младшим. Но сливы - наверное, не то, что стали бы выделять поштучно в крестьянской семье :) Ну разве что они в той местности совсем не растут и считаются за редкость и деликатес.
Несколько раз доводилось мне читать и слышать, что дети сейчас этого рассказа не понимают (а он, кажется, по-прежнему входит в какие-то хрестоматии и сборники для чтения). Бред какой, зачем сливы перечитывать, зачем устраивать по поводу одной пропавшей штучки настоящее расследование - они что, бедные совсем?

Сейчас, конечно, понимаешь, что вот эта толстовская семья, из рассказа, сливы пересчитывает не потому что есть нечего, а потому что система воспитания. И вполне логично, что сладости не лежат в открытом доступе, что даже самые незатейливые лакомства выдаются порционно, четко в определенное время - дети должны проявлять терпение, приучаться к дисциплине и так далее. Не в бедности дело, а в порядке - и, читая какие-нибудь мемуары XIX - начала XX веков, понимаешь: чем статуснее семья, тем бывает жестче этот бытовой порядок, и лишней чашки чаю ты себе в промежутке от еды до еды не попросишь. Особенно если ты еще не взрослый и тебе вообще просить не положено.
Помните?

А.С. Пушкин - П.В. Нащокину (1836)
Вот тебе анекдот о моем Сашке. Ему запрещают (не знаю зачем) просить, чего ему хочется. На днях говорит он своей тетке: Азя! дай мне чаю: я просить не буду
.

Помню, если про неопределенную семью из толстовского рассказа еще можно было подумать, что они просто бедные, поэтому считают каждый кусочек (мое детство - конец восьмидесятых-начало девяностых, ага), то про семью Тёмы (у Гарина-Михайловского) в детстве было как-то сразу понятно, что семья не бедствует. Вон, и гувернантка есть, а это уж точно показатель. И потому было особенно обидно за всех детей сразу: ну что ж вы им эту несчастную пастилу выдаете, как в школьной столовой, по кусочкам, а не кому сколько хочется? Что вам, жалко? :))

Тема садится на  место и  делает вид,  что  забыл о  масле.  Зина зорко следит и  наконец ставит судок  
на  стол,  возле себя.  Но  Тема  улавливает подходящий момент,  стремительно бросается к судку. Зина 
схватывает с другой стороны, и судок летит на пол, разбиваясь вдребезги.
     - Это ты! - кричит сестра.
     - Нет, ты!
     - Это тебя бог наказал за то, что ты папу и маму не любишь.
     - Неправда, я люблю! - кричит Тема.
     - Ласен зи инен*, - говорит бонна и встает из-за стола.
         За ней встают все,  и начинается раздача пастилы. Когда очередь доходит до  Темы,  бонна  
колеблется.  Наконец она  отламывает меньшую против других порцию и молча кладет перед Темой.
 Тема возмущенно толкает свою порцию, и она летит на пол.
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:52 am
Powered by Dreamwidth Studios