tal_gilas: (thoughtful)
АРАТА


От горькой радости побед еще навеселе,
Господь, я выдумал тебя, валяясь на земле.
Убитый праведник у нас доселе не воскрес –
Как, право, страшен этот мир, не знающий чудес.

Наш мир, затерянный в углу, угрюм и бестолков,
Здесь свет – не радость, а огонь, летящий с облаков,
Хватает кар на каждый вздох десятку бедолаг.
Господь, я выдумал тебя – ты милостив и благ.

Блюститель радостных дорог, оружья и удач,
Ты милосердней, чем судья, тюремщик и палач,
Смотри с улыбкою, как мы полезем по стенам:
Ты будешь благо, жизнь и свет, а месть оставишь нам.
tal_gilas: (thoughtful)
***
Из записной книжки Стефана Орловского

Город, усталый до мелкой дрожи,
В праздничной дымке маячит зыбко,
Дон экзекутор, на вашей роже
Я бы мелком начертил улыбку,
Дон исповедник, на вашу рясу
Я налепил бы строку сонета,
Город, где вечное не воспето,
Служит молебен вину и мясу.

Хабит отчистит, ныряя мимо,
Дон исповедник, до счастья лаком.
Несправедливо – неизгладимо
Ваше железо – багровым знаком.
Как вы серьезны, на праздник званы,
Здесь мы, убогие, вперемешку.
Дон исповедник, прошу – насмешку.
Дона хозяйка, прошу – стаканы.

Дона хозяйка, мы тоже рады,
Улицы нынче лозой увиты,
Память затоптанных в эти плиты
Так оживляет иные грады.
Память убогих, забытых, бренных –
Как бы о камень не опалиться.
Я начертил бы ее на стенах,
Я начертил бы ее на лицах.
Слава упрямцам! – дурная слава –
Честь офицера тому порукой…

Между восстанием и наукой
Мы выбираем – идти направо.
tal_gilas: (Default)
Разбирая "Йоркские мистерии", дошел, что закономерно, до "Авраама и Исаака" и слегка завис, увидев, что Исааку в тексте мистерии аж тридцать лет. Как-то по картинам, да и в принципе, привык воспринимать, что Исаак - такой нежный отрок (вот, например: http://www.historicus.ru/assets/images/zhertvoprinoshenie.jpg, и вот: http://painting.artyx.ru/painting/item/f00/s00/e0000076/pic/000000.jpg, и вот: http://www.30-70.ru/img/domenikino_avraam_i_isaak.jpg), и на этом, собственно, вся трагедия и строится.
В процессе осмысления сего нетривиального авторского хода, благодаря гениальному эну Джордану, прихотливая мысль двинулась следующим образом:
Read more... )
tal_gilas: (тайна)
Нынче скажу я тебе, живому:
Все мы однажды ушли из дому,
Все мы соскучились по былому,
Смирные испокон.
Впрочем, толку ли нам в резоне?
Мне повезет в другом сезоне,
А если не мне - повезет другому,
Знаешь, таков закон.
Read more... )
tal_gilas: (Default)
Слышите охи, слышите ахи? - все черепа ухмыльнулись во прахе,
Недоуменно могилой раскрылась земля.
Ах, как печально, ох, как жестоко - не коронуют, хоронят до срока
Первого датского принца, почти короля.

Плотные шторы, уютные дверки - что ж не читалось вам всем в Виттенберге? -
Здесь возмущенье умов и кипенье забот,
Здесь мы такие развязки видали - принц, проследи из заоблачной дали,
Чтобы твой друг не отправился на эшафот.

Ты, белокурый жуир и повеса, раньше не видел в цветах интереса
И предаваться не думал охоте на крыс.
Ждет тебя, грешный, святая награда, там, у калитки небесного сада,
Только, пожалуйста, с братом ее помирись.

Слышите ахи, слышите охи, зашелестели страницы эпохи,
Может, и лучше, что стал королем Фортинбрас.
Подданным хочется жить настоящим, только, увы, получаются чаще
Не короли, а герои, мой Гамлет, из вас.
tal_gilas: (Default)
***
  Kere Inge 


На сцене – двадцать лет уменья невозмутимо целоваться,
И двадцать лет придворных кружев, и двадцать лет мгновенных слез.
Великий классик смотрит строго, великий трагик ждет оваций,
Молчит великая галерка, как стоголовый спящий пес.
...
А где-то катят по дорогам, по градам, весям – легким бЕгом,
По миру двадцать лет бесстрашья, сквозь пыль и дождь, сквозь шум и гам,
Еще смущаются, целуясь, и знают: роза пахнет снегом,
И на обед воруют репу, и роли учат по слогам.

Там двадцать лет холщовых тряпок – «подай, дружок, румян немного» -
И двадцать лет великой дружбы играют, гордость не тая.
Пусть где-то трагик ждет оваций, пусть где-то классик смотрит строго,
И пусть себе молчит галерка, как неподкупный судия.
tal_gilas: (Default)
***
Горный хребет пополам распорот
Звонкой долиной, куда и мне бы:
Самый обыкновенный город
Под самым обыкновенным небом.

Там предаются соседским хором,
Трещин и пятен ища в посуде,
Самым обыкновенным спорам
О самом обыкновенном чуде.

О, нам известно: за ключик к дверце
Платит отважный сполна, поверьте, -
Самым обыкновенным сердцем
Самой обыкновенной смерти.
tal_gilas: (тайна)
Heure du Coq
Серые, серые стены града, даже рассветом не скрасить слякоть.
Утро - не время бояться ада, утром потребно прощать и плакать,
Утром во граде легко и чисто, спят, осторожные как волчица,
Руки картежника и лютниста (только немного переучиться).

Серые, серые, на странице выцвели ужасы преисподней,
Но существуют Господни птицы, коль существуют и псы Господни.
Если запнется душа с размаху и устремится по мрачным склонам,
...Боже, другую смешную птаху Ты наречешь Франсуа Вийоном.
tal_gilas: (thoughtful)
Что-то в нашем королевстве скисло –
Так сказать, всеобщее лицо.
Очень своевременные мысли
Очень современных подлецов.
Read more... )
tal_gilas: (Default)
Господам комедиантам и всем сочувствующим наше вам с хвостиком :)
***
Весенний город – дивный вид; после обеда бюргер спит,
В жену уткнувшись носом,
Ну а на площади меж тем разноголосье дум и тем
По жизненным вопросам.
Read more... )
Page generated Sep. 20th, 2017 08:03 pm
Powered by Dreamwidth Studios